Vinteo в СМИ

Почему бизнес и госкомпании хотят отложить переход на российские ИТ-решения?

Заместитель директора и соучредитель Vinteo Дмитрий Серый рассказал медиа-порталу "Бизнес-газета" о проблемах российских заказчиков при переходе на отечественные ИТ-решения.  

Почему бизнес и госкомпании хотят отложить переход на российские ИТ-решения?

Газпром обратился к Михаилу Мишустину с просьбой сдвинуть сроки предписания Минпромторга по переходу на российское ПО и оборудование. По словам Алексея Миллера, переход организации на отечественное  ПО к 1 января  2024 и на оборудование к началу 2025 года приведет к убыткам в 180 млрд рублей и к негативному влиянию на экономические показатели компании. 

Как мы помним, в декабре прошлого года ДИТ Москвы выступил с похожим требованием, обосновав масштабную закупку серверов и СХД Huawei совместимостью с ранее установленным «железом». При подтвержденном существовании российских аналогов этот шаг вызвал массу вопросов со стороны игроков отечественного ИТ-рынка и подозрения в искусственном затягивании предписаний по импортозамещению.

В тоже время Минцифры и Минпромторг поощряют покупателей, выдавая им гранты за выбор отечественного, и даже оптимистично пытаются сдвинуть сроки перехода на российские решения  на год раньше. Действительно ли импортозамещение грозит компаниям убытками и проблемами в работе? Или такие заявления – лишь повод максимально отсрочить закупки?

 Давайте разберемся на примере рынка видеоконференцсвязи. Российские заказчики были вынуждены искать отечественные аналоги систем ВКС еще в 2014 году, чтобы в первую волну санкций заменить устаревшее оборудование или расширить уже имеющиеся сети, в большинстве случаев построенные на ПО и оконечном оборудовании иностранных  вендоров (Polycom, Cisco, LifeSize, Avaya).

На сегодняшний день импортозамещение ПО в сегменте ВКС выполнено на 100% -  российские программные продукты ВКС в классе telepresence:

  • работают по международным стандартам отрасли (включая протоколы SIP и H.323) и не уступают в основных потребительских свойствах зарубежным продуктам
  • максимально совместимы с оборудованием и ПО зарубежных вендоров
  • легко интегрируются в сети, где уже используются иностранные решения
  • дополняются собственным функционалом – распознавание лиц, синхронные переводы и многим другим.
  • стоят до 30-40% дешевле в момент покупки и до 50% – на этапах эксплуатации и обслуживания.

 

Если речь идёт о перепрофилировании новых закупок на российские продукты ВКС или замене выходящих из строя отечественными аналогами – эти процессы максимально безболезненны для заказчика, инфраструктура расширяется без необходимости замены имеющегося оборудования, то есть бесшовно.

В большинстве случаев, на рынке российского софта похожая ситуация – он, как правило, дешевле (иногда значительно!) импортных аналогов. То есть при переходе на отечественное ПО заказчик не понесет убытки, а еще и сэкономит. Совсем по-другому дела обстоят с отечественным «железом».

Мировые фабрики шли к стабильному массовому производству много лет, имея на порядок более ёмкие рынки, а в нынешней ситуации производителям «железа» достаточно сложно выдать качественный продукт за вменяемые деньги.

Все мы помним обращение Ассоциации разработчиков и производителей электроники (АРПЭ) к замминистру связи Олегу Иванову в январе этого года. В письме члены АРПЭ рассказали о нехватке финансирования и времени, но самое интересное – представили реальную оценку возможностей промышленности. Например, производство чипов менее 28 нм и печатных плат 5-7 класса точности в России не освоено и в ближайшие пять лет не появится. А стоимость оборудования на российских процессорах в настоящее время в 1,5 раза выше относительно российского оборудования на процессорах Intel или AMD.

 Фактически, наша промышленность не готова к производству высокопроизводительных комплексов, в том числе из-за отсутствия технологических компетенций. Точкой роста в данном случае может стать не только финансирование со стороны государства и заказчиков, но и выдача заказчиками ТЗ на разработку и производство востребованных компонентов.

 В качестве итога можно сформулировать 3 шага для решения сложившейся ситуации с российскими заказчиками и государственным форсированием политики импортозамещения в ИТ:

  • Корректировка дедлайнов. Без четко поставленных сроков переход на российские решения затянется на неопределенное время. Однако сроки могут быть пересмотрены с учетом реального положения дел в сегментах ИТ-рынка, где есть объективные сложности. В частности, скорректированы при переходе на оборудование российского производства.
  • Реальная оценка. Убытки, на которых акцентирует внимание Газпром, возможны на этапах внедрения или замены ПО и аппаратной части – они могут работать не так, как импортные. При этом российское ПО, как правило, будет дешевле импортных аналогов, а «железо» – скорее дороже. Это соотношение все-таки для большинства компаний может означать не глубокий минус при переходе на отечественные решения, а выход «в ноль».
  • Совместная работа. Стимулировать российских производителей оборудования, разработчиков софта и «смежников» можно не только прямыми грантами и закупками, но и помощью в наращивании собственных компетенций на основе выдачи подробных ТЗ на производство и дальнейшей закупкой произведённой продукции.

 

Полная версия статьи

Офис в Москве

+7-985-928-86-77
e-mail: moscow@vinteo.ru

Пресс-офис:
+7-966-000-51-84
e-mail: pr@vinteo.ru

Головной офис

8-800-333-40-16
звонок по России бесплатный
e-mail: info@vinteo.ru

Адрес: Россия, г. Краснодар,
ул. Старокубанская, 114, оф. 309

Техподдержка

8-800-333-40-16
звонок по России бесплатный
e-mail: support@vinteo.ru

Новости